Пт. Мар 1st, 2024

Хотя существует огромное количество работ, посвященных проблеме власти, данная тема продолжает вызывать множество научных дискуссий и споров. В настоящее время среди исследователей популярна идея «сущностной оспариваемости» данного понятия, суть которой состоит в том, что критерии «правильности» определения понятия «власть» являются ценностно зависимыми, и определить эмпирическим путем правильность того или иного определения невозможно.

С. Льюкс в связи с этим отмечал, что пытаться дать определение власти означает заниматься политикой. Тем не менее исследования феномена власти необходимы, поскольку они расширяют наше о ней представление, вскрывают те ее стороны, которые ранее оставались незамеченными.

В данном разделе мы можем затронуть лишь те аспекты, касающиеся проблем власти, которые важны с точки зрения данного исследования. Важным будет рассмотреть особенности базовой модели политической и государственной власти, созданной философами Нового времени как оказавшей определяющее влияние на сегодняшнюю систему власти.

Для средневекового человека весь мир представлял собой целостную стройную систему. По замечанию Й. Хейзинга «Идея иерархии пронизывает в Средневековье все общество. И за этим стоит мысль о «богоустановчной действительности»». Поведение людей тщательно контролируется и регулируется семьей, кланом, религиозной общиной, многочисленными правилами, ритуалами и т.д. Человек в таком обществе практически целиком «структурирован» традицией и отличается высокой степенью конформности по отношению к властным структурам, поскольку власть была «от Бога».

В Новое время складывается совершенно иное отношение к власти: под воздействием запросов эпохи происходит ее рационализация и секуляризация. Основы представления о власти, определившие ее новое восприятие, были заложены Т. Гоббсом. Перенося атомистическую концепцию на общество, философ представляет каждого отдельного человека в виде независимого атома — индивида (индивид по латыни — неделимый). В догосударственном состоянии индивиды, пребывая в «естественном состоянии», ведут «войну всех против всех», при этом главный мотив индивида — стремление к материальному благу и почестям. Власть рассматривается Т. Гоббсом как некая причинность изменений. Обеспечивается эта причинность некими средствами, которыми располагает человек, и с помощью которых он может достигнуть в будущем определенного блага. В отношении формы государственной власти Гоббс был сторонником абсолютизма: деспотизм одного, по мнению Гоббса, был предпочтительнее деспотизма каждого.

Основная роль Ж. Бодена — следующего важного философа — заключалась в секуляризации политической власти. В соответствии с его позицией, религиозность должна быть полностью вынесена за скобки политической жизни. Его идеи вполне соответствуют духу эпохи. Как замечает М. Ямпольский, в этот период происходит «вытеснение религиозного в область приватного опыта, политическое освобождается от религиозного и приобретает рациональный характер».

Свою завершенность концепции политической власти периода Нового времени получают в трудах Д. Локка. Понятия естественное право, гражданское общество, частная собственность, разделение властей, нация, личная свобода и др. становятся базовыми категориями политики и сохраняют свое значение и сегодня. Подобно Т. Гоббсу Д. Локк считает государство результатом общественного договора: каждый человек отказывается от своей «естественной» власти и передает ее в руки общества, в результате чего возникает гражданское общество, призванное защищать права каждого ее члена. По Д. Локку власть должна быть отдана в руки коллективного органа — парламента, благодаря чему, по его мнению, каждое отдельное лицо станет наравне с другими — включая самых «ничтожных» — подданными тех законов, которые были установлены этим органом. Тем самым Локк пытается распределить власть поровну между всеми членами общества, и, соответственно, субъектом власти у него выступает не правительство, а нация в целом.

Таким образом, власть у Д. Локка предельно рационализируется, «очищается» от всякого рода моральных, религиозных и трансцендентных факторов, в ее основе отныне лежит эгоистический интерес индивида. Власть приобретает контрактный характер, а политический лидер — в своем роде временный управляющий или менеджер, подотчетный своим «акционерам».

Значение концепции Д. Локка трудно переоценить. Именно ей датируется начало всех либерально-буржуазных преобразований Нового времени. Его модель власти начинает воплощаться в реальную политическую жизнь, а его принципы устройства общества становятся основой новой государственности. Не случайно С. Московичи говорит о том, что Д. Локк был одним из двух людей, которые «запрограммировали» США (вторым таким человеком был А. Смит).

Редуцируя человеческое поведение к поведению независимых друг от друга эгоистических индивидов-атомов, стремящихся лишь к материальному комфорту, разрушались не просто традиционные формы легитимации власти, в соответствии с которыми власть имеет божественную природу. Происходил разрыв морального сознания с системой политической власти. При этом единственно возможной объявлялась правовая (юридическая) регуляция.

Однако одной лишь правовой регуляции явно недостаточно. Так, Аристотель полагал, что договорная концепция государства является слишком примитивной: договор — это еще не государство, сам по себе он не в силах сделать граждан добрыми и справедливыми. С. Московичи также критиковал договорной принцип общества. Э. Дюркгейм в связи с ослаблением традиций и морали определял современное состояние общества как аномическое, «поскольку ничто не сдерживает существующие силы и не очерчивает им границ, которые бы они уважали, они стремятся развиваться неограниченно, взаимно покорить и подавить друг друга». И. А. Ильин показывает, что современные формы государства во многом соответствуют идеям анархизма. Ю. Хабермас, выделяя особую роль морали в регуляции общественной жизни, отмечал, что все другие средства регуляции «обходятся дороже».

Освобождение системы власти от традиций и морали привело к причудливому пониманию политики как игры, целью которой является власть и не более.

Отличительной чертой традиционного (доиндустриального) общества было то, что политическая власть вплеталась в сферу морального, составляла с ней неразрывное единство. В особенности это относится к первобытным обществам. Главными «средствами» власти в них были моральные чувства — благоговение, уважение, почтение, совесть, стыд, чувство вины, чувство долга и пр. Неслучайно какой-либо специальный аппарат подавления в древних обществах отсутствовал. Нарушение табу было немыслимо: исследователи первобытных народов отмечали случаи смерти туземцев, причиной которой являлся сильнейший эмоциональный стресс, вызванный неумышленным нарушением социальных норм. Власть имела божественное происхождение. Правитель, по убеждению традиционного человека, мог общаться с богами и обеспечивать своему народу защиту. Не случайно римские императоры, а также главы католической церкви именовались «Pontifex», что в переводе с латыни означает «Мостостроитель». То есть считалось, что эти люди обеспечивают связь с высшим началом. Традиционная власть обладала священным смыслом и не могла подвергаться рациональному обоснованию, поскольку предшествовала ему.

Безусловно, современная власть также задействует моральное сознание, однако изобретает для этого другие способы. Так, религия была в значительной мере заменена идеологией, которая призвана обеспечить ценностное соответствие подвластных. То, что идеология как представление и понятие возникла в конце 18-го века, в период активной секуляризации Западного общества, является неслучайным.

Кроме того, качественное развитие получили манипулятивные технологии. Отмечая соблазнительность манипулятивных форм власти, С. Льюкс пишет: «разве высшим проявлением власти не является порождение у другого или других таких желаний, которые вы хотели бы у них видеть?». Г. Маркузе считает сегодняшнее западное общество тоталитарным, но тоталитарность эта обеспечивается не насилием, а преформированием ложных репрессивных потребностей. А. Моль описывает в своей работе информационные доктрины СМИ, благодаря которым осуществляется незаметное формирование у населения определенной заранее выбранной позиции по тому или иному вопросу.

Таким образом утрата сегодняшней властью трансцендентных обоснований ставит ее в определенной мере вне морали, а зачастую и над моралью, неся в себе тем самым целый комплекс опасностей для общества. Сегодня «стремление властвовать готово заявить о себе открыто, во власти начинают видеть реальность самоценную и самоцельную».

Ads Blocker Image Powered by Code Help Pro

Обнаружен блокировщик рекламы! Пожалуйста, обратите внимание на эту информацию.

We\'ve detected that you are using AdBlock or some other adblocking software which is preventing the page from fully loading.

У нас нет баннеров, флэшей, анимации, отвратительных звуков или всплывающих объявлений. Мы не реализовываем эти типы надоедливых объявлений! Нам нужны деньги для обслуживания сайта, и почти все они приходят от нашей интернет-рекламы.

Пожалуйста, добавьте tehnar.info к вашему белому списку блокирования объявлений или отключите программное обеспечение, блокирующее рекламу.

Powered By
Best Wordpress Adblock Detecting Plugin | CHP Adblock